Луч света в темном царстве :)
АФОРИЗМЫ
Напиши письмо администратору
Современные авторы
     
 

Жизнь в кармане

Ольга Анина

Добавил(а): Ольга Анина
Она чувствовала себя потерянной. Как будто Она была чьей-то, но Её потеряли. Случайно выронили из своего кармана. Там, в кармане было тепло и уютно. И, хотя за его пределами было всё интереснее, Она не хотела, что бы Её теряли. А сейчас Она шла. Съёжившаяся, замёрзшая и потерянная.

Где-то, в тёплой, трёхкомнатной квартире, на диване перед телевизором, лежал Её муж. Владелец того самого кармана, из которого Она выпала. Но он ещё об этом не знал. Он ждал Её с работы. И он знал, что всё будет, как обычно. В 20:30 Она позвонит, в 20:35 он разогреет ужин, а через двадцать минут раздастся звонок в дверь. Маленькая Катюша подбежит к двери и громко спросит: "Кто там?". За дверью ответят: "Мама!". Она войдёт, принеся с собой запах метро, улицы, подъезда и шелестящие пакеты. Катюша по пояс с головой залезет в пакет, пока не найдёт то, что принесли ей. И, только после этого, увидит мамино лицо. Он лежал на диване и думал, что всё так и будет. Вернее сказать, не думал. Потому, что о том, что происходит каждый день, не думают, в этом не сомневаются. Это - как закономерность в природе: за летом идёт осень, за осенью - зима. А, если посередине зимы - лето, то это уже катастрофа. Катастрофу предугадать почти невозможно. Она случается, когда её никто не ждёт. И это случилось тогда, когда ни муж, ни Она, ни Катюша этого не ждали. Она потеряла себя, а муж потерял Её. И ещё не знал об этом.

Она шла медленно, никуда не спеша. Прислушиваясь и приглядываясь ко всему так, словно впервые в жизни видела людей с белыми, чёрными, ярко рыжими и даже синими волосами. Проходя мимо бьющего фонтана, Она ощутила на себе его капли и подумала о том, что каждый день Она ходит мимо него, но всё это: и фонтан, и люди с разноцветными волосами, и небо с облаками и звёздами, - существовало в другом мире, а Она там, в кармане. Ей стало холодно. Она ещё глубже втянула голову в плечи и остановилась. Она пыталась вспомнить, что делать дальше. Когда хочешь войти в компьютерную программу, нужно знать пароль. Она его забыла.

Рука машинально нырнула в сумочку. Извлекая предмет за предметом, Она начинала осознавать, что не знает, что ищет. Вирус попал в установленную программу и съедал файл за файлом. Зазвонил телефон. Она остановилась.

- Я потерялась, - тихо сказала Она.

- Ты где? - спросил голос.

- Метро "Крещатик"

- Подожди меня. Я сейчас приеду. Подождёшь?

- Подожду, - Она отключила телефон.

Муж лежал на диване, перед телевизором и ждал звонка. В 20:30 Она не позвонила. Он набрал Её номер, ответил автоответчик. Он разогрел ужин, выключил телевизор и стал прислушиваться. Лифт бегал с этажа на этаж, а он отмечал: "Седьмой…, первый…, шестой…, первый…". Он ещё не знал, что потерял Её, но уже думал, где Её искать.

За Её спиной раздался сигнал машины. Она вздрогнула. Через мгновенье Он целовал Её холодные руки, стараясь согреть их своим дыханием. Она смотрела в Его глаза, как будто и там искала …. Она искала свой карман. Она хотела, что бы Ей опять было тепло и уютно. Этот карман был новым, неизвестным, интересным, но чужим. Она могла в любой момент покинуть его, но войти обратно только тогда, когда Он Ей это позволит. Сейчас Он это позволял с удовольствием, даже просил об этом. Но иногда Он был далеко, а у Неё не было ключей, да и не могла Она врываться к Нему без звонка и без приглашения, как к себе домой. Она вспомнила это слово. "Дом". Это, как пароль для того, чтобы войти в компьютерную программу. Дом. Там муж на диване, перед телевизором, там маленькая Катюша, повисла на ней, как паучок, и обвила Её своими ручками и ножками. Её цепкие ручонки всё крепче и крепче замыкаются у Неё на шее.

Она открыла глаза. Нет, это Его сильные, тёплые руки, Его дыхание. Всё было чужим, но вкусным. Она вдыхала Его запах, как вдыхают воздух перед погружением в глубину. Она не знала того, сколько Ей придётся существовать без этого запаха-воздуха там, на глубине своего кармана. Она словно разделилась на две части. Одна Её часть была здесь, другая - там. Она была одна, но у неё было две жизни.

- Так не бывает.

Она открыла глаза.

- Где я? - спросила она темноту.

- Я здесь, - ответил Он.

- А я?

- И ты здесь.

- Я у тебя?

- Ты и, в самом деле, потерялась.

Из динамика доносилось: "Я сошла с ума…. Я сошла с ума…".

- Как сходят с ума? - спросила Она Его.

- Не знаю, - ответил Он.

- Я сошла с ума, - заключила Она.

Она, вдруг, нервно стала одеваться. Колготки путались. Долго не могла найти ворот у свитера.

- Ты уходишь? - удивился Он.

- Мне надо. Меня потеряли, - выпалила Она, - они же с ума сойдут. Он убьёт меня.

- Его посадят.

Она посмотрела на Него. В голове пробежало: " Он убьёт Её, его посадят, а Катюша будет жить с вечным грузом понимания того, что мать её была безнравственной женщиной, а отец - уголовником".

- Одевайся! - Она швырнула в Него джинсами, - Я тороплюсь.

Ехали молча. Иногда Он брал Её руку и крепко сжимал. Её тело было здесь, с Ним рядом, а сама Она - уже там, дома. Она быстро коснулась Его щеки губами.

- Я позвоню! - крикнула Она, исчезая в подъезде.

Двери лифта и Её квартиры открылись одновременно. Муж стоял в дверях, сонный и обиженный. В комнатных тапочках и в нижнем белье он напоминал ребёнка, которого родители забыли забрать из детского сада.

- Где ты была? - это был не вопрос, это был упрёк: " Ты - предательница!".

- Я себя искала.

- Нашла?

- Очень надеюсь, что да, - это был не ответ, это была просьба: " Помоги мне!".

Он закрыл за Ней дверь. Она вошла в квартиру, принеся с собой чей-то чужой запах и шелестящие пакеты. Он взял их. Она прошла в комнату Кати, но её там не было.

- Она в твоей комнате. Она ждала тебя.

Упрёк за упрёком летели в спину автоматной очередью.

Катюша сидела в кресле, подогнув под себя ноги, как бельчонок в норке. Подперев ладошкой щёчку, девочка крепко спала. Она выключила телевизор. Перенесла дочь на диван, легла рядом. Опять стало тепло и уютно. Её волосы пахли чужим, но очень вкусным. Это был Её воздух, и Она им дышала, находясь в своём кармане. Она была дома. Она нашлась. Всё было обычным, старым, родным. Сюда Она могла входить тогда, когда захочет; без звонков и приглашений. А вот уйти…. Это уже была катастрофа. Это - всё равно, что посередине зимы - лето. Её волосы пахли вкусным, но чужим.

- Я дома, - прошептала Она.

- Мамочка, ты здесь? - спросила спросонья Катюша и, как паучок обвила Её ручками и ножками. Потом, вдруг, открыла глаза, испуганно посмотрела и прошептала:

- Ой, мамочка, я так испугалась, что это не ты. Твои волосы не тобой пахнут.


 
     

Copyright (C) 2002 - 2017 http://letter.com.ua/. All Rights Reserved.
Использование материалов с этого сайта только с разрешения