Современные авторы
Луч света в темном царстве :) АФОРИЗМЫ Напиши письмо администратору
     
 

Маска смерти

Анжела Микоян

Добавил(а): Анжела Микоян
Мягкий снег тихо хрустит под ногами. Я смотрю на небо. Чуть мерцающий лунный свет освещает мои почти прозрачные руки.- Мне кажется, что луна медленно умирает. Мне всегда что-то кажется. Я смотрю на нее. Действительно- она умирает. Даже можно сказать несколько иначе- луна вымирает, словно динозавр, так и не приспособившийся к новой эре. Странно, правда? А люди ничего не замечают, просто проходят мимо… и все…



Струйки дыма, словно хищники, медленно приближающиеся к новой жертве, проникают в и без того душную комнатку. Дрожащая рука тянется к выключателю. Мгновенно воцаряет темнота. почему мы так живем?- думаю я. Из другой комнаты доносятся сладостные стоны. Раньше из-за них я все не мог заснуть. Представлял, как чьи-то незнакомые мне руки ласкают мамину грудь- маленькую, безжизненную, но все же по- прежнему очень возбуждающую. А теперь я привык. Люди ко всему со временем привыкают. Например, я привык каждое утро, вот уже 17 лет, пить желтые таблетки. Иначе никак нельзя. Просто нельзя. И все. Например, я привык, что на работе меня все унижают. Иначе тоже нельзя. Так говорит мама. Всех больных СПИДом унижают. И нечего нам ждать понимания. Так тоже говорит мама. Просто надо привыкнуть.


Тррррррррррррррр………- неумолимо звонит будильник, напоминая мне о рабочем долге. Хотя, какой это, к черту, долг. Это просто необходимость. Просто люди так устроены. Им надо есть. И для этого нужны деньги. И почему нас называют нечеловеческими отродьями, ведь мы тоже нуждаемся в пище?!- рассуждаю я, через силу запихивая в рот не аппетитно выглядящий бутерброд. С отвращением смотрю на неубранный стол, где все еще дымятся не затушенные с ночи окурки. Пора – даю себе установку. Схватив со спинки кресла недавно купленную в second hand ветровку бегу на работу. ……


…….. – поторапливайся - кричат мне со всех сторон.
Я аккуратно гружу фрукты в свою телегу, боясь что-то испортить, ведь мне и придется расплачиваться за весь нанесенный ущерб, и с быстротой ветра мчусь на торговую площадь. И почему только я не умею летать - пронзает меня, словно гвоздем, острая мысль? Мои мысли и правда очень часто напоминают гвозди. Они , поблескивая на солнечном свету, выглядят совсем новыми. А моя голова ржавая. Так говорит мама. И странно, я с ней в этом соглашаюсь. И , наверное, именно поэтому иногда мне становится очень больно от своих мыслей. Стальные гвозди царапают ржавчину. Иногда мне кажется , что они пытаются на ней что-то написать. На ржавчине. Только я не пойму что.
Добравшись до места, я , как обычно, разгружаю свою « карету»( так я называю старую телегу, с которой мне приходиться работать). Старые и новые магазины поблескивают своими рекламными щитами, призывают покупателей посетить их.
затуманенный взгляд блуждает вокруг -никак не может найти покоя
Где она? Думает моя голова. И вновь я слышу скрежет стали о ржавчину. Где она? Я смотрю на витрину около торговой площади.
Неужели ее убрали с выставки, или, может быть, продали? Больно щемит сердце. И вновь скрежет. Я пытаюсь прочитать слова в своей голове- и опять безутешно. Ее больше нет. Моей любимой Куртки…

*************************************

Эта черная куртка была моей недавней мечтой. Еще совсем свежей, но все же мечтой. Я с ней часто встречался взглядом. Ее глаза- пуговицы хотели, чтобы именно я стал их хозяином. Чтобы именно я лелеял ее красивые рукава, чтобы именно я нежно прикасался к ее воротнику. Для меня она была женщиной. Красивой и очень сексуальной. Черный цвет ее стройнил, а вставка в виде треугольника из красной кожи делала ее очень изящной. Мою любимую куртку. А разделяла нас непроходимая пропасть- бумага, на которой красивыми буквами было выведено « 5.200». каждый день, приходя на эту торговую площадь, я желал лишь одного- поскорее ее увидеть, мою женщину, согреть ее теплом своих глаз, мысленно к ней прикоснуться. А теперь, глядя на пустоту в витрине, мне очень печально- ведь я потерял очередную мечту.
Немного оправившись от растерянности, я продолжал свою скучную работу- выложил фрукты, и вновь пошел за другой, если так можно назвать « порцией». «карета» уже давно ждет меня.
К концу дня я возвращаюсь совершенно разбитым. Стальные гвозди царапают ржавчину. Не пойму, что они хотят мне сказать. Еле переставляя ноги, я подхожу к своему подъезду. Медленно , шаг за шагом , перематываю в голове события сегодняшнего дня. Ушел рано утром, перед этим съел отвратительный бутерброд, а когда перевозил первую порцию товара, то обнаружил, что моей куртки уже нет на витрине – пожалуй, ничего особенного. Идет снег. Я люблю снег. Он согревает мне душу, впрочем, это только на словах. На деле Я изрядно замерз. А хлопья летят, и кажется, что они разговаривают между собой- может быть, делятся какими-то впечатлениями. Там наверное целые семьи- вот летит отец- да, его сразу видно, вот мама- хрупкая и беззащитная от людских ладоней, вот маленькие дети……..- думая о снежинках, я постепенно добрался до дома. В окне горит свет. Опять она не одна. Не понимаю- думал я, зачем мама заражает других людей, ведь они-то ничего плохого ей не сделали. Ведь это не они перенесли в ее кровь эту чертову болезнь, не они, в конце концов, бросили ее одну, беременную, больную, на произвол судьбы. Зачем делать другим так же больно. Но мама не понимает моих мыслей. И снова сталь царапает ржавчину. Сколько раз я просил ее отказаться от своей немыслимой мести, и все напрасно. Почти каждую ночь мама выходит, как она выражается, « на охоту. И ее успех всегда гарантирован. Ведь Моя мама особенная, даже в своем возрасте она умеет завлечь мужчин. Я мщу за нас двоих- твердит она мне одно. Но мне не нужна месть. Мне больно слушать стоны, предвещающие оргазм, из маминой комнаты. Я привык. Но мне по - прежнему больно.
В комнате горит свет - еще раз подумал я и решительно шагнул в подъезд….
***************************************************

неприятный запах, как острый клинок топора, больно ударил в голову. В темноте, на ощупь, поднимаюсь домой. Нащупываю к кармане своей ветровки ключ. Долго пытаюсь просунуть его в замочную скважину- но , наконец-то, проноситься в голове. Распахиваю дверь. Каждый день я делаю это движение, и каждый день меня охватывает необъяснимый страх. . по крайней мере мне так кажется. Мне всегда что-то кажется. Тем не менее, я просто молча переступаю порог. Иначе нельзя. В комнате невыносимо пахнет сигаретным дымом. Я научился различать вкус дыма разных сигарет. Но этот мне не знаком. Я закрываю глаза, и на мгновенье прислушиваюсь к запаху. Он осторожно проникает в меня. Как бы продумывая каждое движение, он кокетливо заигрывает со мной, окутывает мой разум, и я не в силах ему перечить. Мой внезапный экстаз через несколько секунд прерывает грубый мужской голос. На слух этому голосу лет 35.
- эй , там что пришельцы ходят?
- оставь, это мой сын пришел.
- ты не говорила, что у тебя есть дети!
- к чему меня упрекать? Разве мы для этого здесь? Пойдем со мной, тебе нужно расслабится.
Тихое шуршанье ног о линолеум. Скрип двери . я бросаю взгляд на полочку для обуви – ищу посторонние предметы. ОГО, проноситься в голове- интересно, кого привела мама сегодня? Черные лакированные туфли сразу же приковали мой взгляд. На вид сразу можно определить- вещь очень дорогая. Видно, богатенький, раз носит такую обувь. Прохожу в кухню. Я хочу что- нибудь перекусить. движением рук смахиваю со стола оставшиеся еще с утра хлебные крошки, вытираю подтеки из-под какао, и устало сажусь на старенький, единственный в кухне стул. Что же, приходиться просто довольствоваться небольшим куском хлеба. Именно куском, не кусочком. Видимо, мамин гость уже изрядно был пьян, и не мог, как это делают порядочные люди, осторожно отрезать себе ломоть. Кто он такой? Мой взгляд приковывает неосторожно брошенная на пол пачка сигарет. Поднимаю. Да, это мне что-то незнакомое. Однозначно. Непонятные , но изысканно написанные буквы переплетаются друг с другом, очень похоже на сплетение ног, причем женских, очень стройных. Они кажутся невесомы, даже божественны. Открываю пачку- внутри зияет пустота. Но не пугающая, не предвещающая сокрытие стращающих тайн. Пустота. Манящая, влекущая в свое темное чрево. ………странно ..
Немного перекусив хлебом и оставшимися с утра сырными бутербродами, и запив все большой порцией чая, направляюсь в спальню. Кто он такой, этот новый мамин друг? Меня начинает грызть любопытство. Крысы, которые живут во мне, это они заставляют делать непродуманные поступки, это они беспощадно царапают мое любопытство, впиваются своими грязными когтями в мою плоть. Не в силах больше удерживаться я беззвучными шагами прохожу в мамину комнату. Мое любопытство питает тишина. Прислоняю ухо к двери. Ничего. Простояв еще несколько секунд в этом положении ухожу. Резкий шум нарушает мое равновесие. Чувствую, как во мне что-то меняется. Сердце, кажется, сжимается с невероятной силой. Кровь постепенно приобретает грязно- синеватый оттенок. Глаза покрываются черной пеленой. Мне трудно дышать, хватаю воздух полными губами, пытаюсь продержать это сокровище в своем организме как можно дольше. Из комнаты доносятся мамины всхлипывания, падает стол- голову пронзает невыносимая боль. Ржавчина. Сталь царапает ржавчину. Только сейчас эта боль не выдумана, что-то царапает меня . Изнутри . Мои руки впиваются в собственное тело. Меня обуревает желание, сексуальное желание . проникает в каждую клеточку, заставляет двигаться, взад и вперед, в такт не понятной музыке, играющей внутри меня. Чувствую , как нагревается плоть. Она стонет, и желает проникнуть в другой, не знакомый мне организм. Страх . Дикое , необъяснимое чувство страха. Из уголка рта, как река, вытекающая из устья, сползает пена. Я ощущаю ее вкус. Соленый , сводящий меня с ума. Глаза наливаются кровью. Кажется, что я вижу свое отражение. В эго глазах. Своего второго. У него короткие, каштановые волосы, шрам на брови, и помутневший взгляд- это я. Другое измерение моего «Я». Мне кажется. Но я чувствую ЕГО присутствие, тепло, исходящее из его плоти. Хватаясь за дверную ручку, изо всех толкаю дверь. Мой взгляд встречает мужчину. Действительно , 35- проносится в голове. Это последнее, что я могу вспомнить.

**********************************************

открываю глаза…. Резь в глазах невыносима. Яркий свет лампы освещает противно- коричневую краску, покрывавшую пол в комнате. Старый диван, на котором я лежу, кажется , из темно- бордового превратился в черный. Комод со своими выломанными дверцами выглядит на общем фоне очень уныло. Незамысловатые узоры на оборванных обоях больше не влекут за собой в прозрачную даль. Около круглого стола разместился деревянный трехногий табурет. На столике - неаккуратно разбросанные сигареты и пепельница, из которой виднеется несколько окурков. Рядом – потрепанная газета, на первой ее полосе - огромный фотоснимок какого-то неизвестного мне мужчины.
Чья- то нежная рука гладит меня по волосам. Мама- полушепотом произношу я. Чувствую, как мое тело размякает, словно кусок мяса, несколько часов назад вынутый из холодильника. Тепло переходит от кожи к сердцу, медленно, очень болезненно. Постепенно оно добирается и до цели. Я прихожу в себя. Размытый взгляд концентрируется на мамином лице. На лбу - небольшие, но весьма глубокие морщины . острый подбородок. На щеках- небольшие ямочки. И губы. они чуть приоткрыты . Ощущаю колыхание воздуха около них. Чувствую, как вновь нагревается моя плоть. Прореха на брюках становиться больше. Краска приступает к щекам. Натягиваю одеяло до подбородка. «Она не должна это видеть»- проноситься в голове. Сталь. Она вновь царапает ржавчину. Пытаюсь напрячь память. Безуспешно. Мама. Мой взгляд опять непринужденно блуждает около ее нестерпимо сексуальных губ. Не хватает сил его отвлечь. Словно отрывая часть себя, с трудом перевожу взгляд в ее глаза.
- что случилось, мама? - как бы придя в мир реальности, спрашиваю я.
- сынок, прости меня! Это я во всем виновата, только я. Не надо было приводить его домой.
- ну что случилось? Мама!
- как, ты еще спрашиваешь - взрыв эмоций мгновенно отражается на ее лице. В глазах сверкают молнии.
- нет, не знаю. Помню только, как твой друг хотел причинить тебе боль. Мама, нельзя допускать к себе такое отношение. Кстати, где он?- Вдруг встрепенулся я. Соскочив с кровати, я уже смело направлялся в кухню, но мама меня опередила быстрыми, как стрела, словами.
- да что с тобой? Ничего не понимаю! Какая змея ужалила тебя? Зачем ты все это сделал?
Я подошел к маме. Сел. Рядом .чувствую, как диван прогнулся подо мной. Мама. Странно, я ничего не помню - внезапно пронеслось в голове. Только его взгляд. «35 лет значит ему»-, усмехнулся я сам себе.
-Но что же, говори, я тебя внимательно слушаю - очень сухо и сдержанно произнес я.
Слушаю? Слушаю? Полная чувств пощечина метко пришлась по моей правой щеке. Больно отозвалось в сердце.
- ты же его чуть не убил! Ты понимаешь, как мы с тобой влипли? Понимаешь? Ублюдок! – не давая мне вставить и слова, мама продолжала кричать.
- откуда у тебя взялось столько силы? У такого смазливого мальчишки?
Мама с невероятной яростью разводила руками. Красный свитер, надетый на ее стройное тело, то и дело собирался на рукавах складками. Я ничего не понимал. Сталь царапает ржавчину.
- ты что забыл, как набросился на свою родную мать? Забыл, да? – в истерике кричала она.
- ты что, хотел трахнуть меня? Убить моего любовника? Да?! да!? Да!?
Нервно тряся головой, мама упала на диван, рядом со мной. Я, не в силах шелохнуться, молча уставился на ее спину, движущуюся от непрерывных рыданий. Из моих глаз катилась слеза. Единственная, обреченная на верную смерть. Мир для меня превратился в огромную, пустую коробку. В ней царствует темнота. И там живут крысы, именно те, которые не дают мне покоя. Закрываю глаза. Слеза оставляет за собой жгучий след. Мне кажется, что мои глаза наполнены серной кислотой. Кислота хочет выжечь мне глаза, чтобы я не видел мир таким, как я сам себе его вообразил, нарисовал в своем мозгу. И я не могу плакать. Мне страшно. Кислота прожгет мое лицо. Сделает его ужасным. И я не могу плакать. Сердце колят маленькие иголки. Тупыми концами они протыкают сердце. Очень больно.
Мама- тихо произношу я, мамочка , милая. Медленно подвожу ладонь к ее голове. Робко провисев несколько секунд в невесомости, рука нежно прикасается к шелковистым волосам. На них играет солнечный блик.
- мама, мамочка, я не пойму, о чем ты говорила, мамочка, поверь, тебе все не так показалось, ведь я ничего не помню со вчерашней ночи - еще раз попытался убедить ее я
- ублюдок, убирайся из моей комнаты. Извращенец! – всхлипывая, кричала мама.
Я попытался дотронуться до ее щеки. На ней выступил яркий румянец.
- Убери свои грязные руки, Я не хочу, чтобы они трогали меня.
Я молча вышел. Непонятные мне буквы царапали в моем воспаленном мозгу.
Тихо прикрыв дверь в мамину спальню, я прошел в свою комнату. Окинул себя быстрым взглядом. Черные вышарканные джинсы с карманами по бокам, серый свитер с горлом. Не переодевался с работы - пронеслась мысль. Может, мне все приснилось? Вчера я рукавом зацепился за «карету», значит, если мне ничего не приснилось, на рукаве должна быть совсем маленькая дырочка. Проверил - действительно. Есть. Что же случилось? Кто мне объяснит? Я начал медленно, очень внимательно перекручивать в голове события вчерашнего дня. Я всегда делаю так. Особенно, когда мне не очень спокойно. Итак. Пришел с работы. Обнаружил, что в комнате с мамой богатый человек. Следуя советам своего ненасытного любопытства, я отправился в мамину комнату. Услышал ругань. Это совсем не было похоже просто на недомолвку. В эту самую минуту мне стало немного не по себе. А я направлялся на помощь маме. Мне стало совсем плохо, давление наверное, или, может быть, сказалось утомление- не знаю, что это, в конце концов я не медик- раздраженно подумал я. Странно , ничего больше не помню. Я напрягся. Ничего. Абсолютная пустота. Не видно даже просвета. Больно кольнуло сердце. О чем говорила мама? Наверное , она настолько была пьяна, что ее воображение здорово подвело ее. От обиды у меня зажгло под ложечкой. Ничего . и опять сталь царапает ржавчину. Я подошел к окну. Отодвинул занавеску. Посмотрел в окно . опять шел снег. Пушистые хлопья не спеша слетали с голубого неба. Пропустил работу- вздохнул я. Завтра ждет тяжелый день. Смотрю на солнце. Иногда мне очень хочется, чтобы оно и вовсе исчезло. Вспыхнуло, в последний раз, с огромной силой, и погасло. Оставив за собой пустоту. Или горящий круг, внутри которого будут непрерывно танцевать силы тьмы. И пока будет гореть этот круг, будут танцевать силы тьмы. Хм, ухмыльнулся я своей фантазии. Что же все таки случилось? С этими словами я лег на свою кровать. Закрыл глаза. Сунул руки в карман - нащупал там лимонную карамельку и положил ее в рот. На работе угостили, вспомнил я. Надо мне еще немного поспать. Я так устал. Как будто и правда сражался с кем-то в неравной битве. Спать . Возможно, память вернется мне во сне. Спать

****************************************************

***************************************************

длинные, жутко длинные коридоры. Как в мотеле «Дельфин» у Мураками. А я просто блуждаю по ним. Тусклый свет падает на меня. Я смотрю на свои ладони, мне они кажутся какими-то неестественными. Вздрагиваю. Голову пронзает острая мысль. Врезается в меня. Я в ГРОБУ . не знаю, как это объяснить. Просто чувствую. Это ирреальность. Мое подсознание. Холодный пот пронзает мое тело.
Большое здание. Лабиринты коридоров. Да, мне все становится ясным. Меня похоронили здесь. Но я еще живой. Ощупываю себя. Чувствую , как в груди с невероятной силой стучит сердце. Сжимается. Разжимается. Прислушиваюсь к тишине. Она пронзает меня своими острыми клыками. Отгрызает от меня маленькие кусочки плоти. Пачкает в крови свое омерзительное лицо. Холодный , всепоглощающий взгляд и большой искривленный рот. Приглядываюсь. Да, я не ошибся. На губах этого чудовища несколько шрамов. Огромных, из которых еще сочится грязно- красное вещество. Мне нужно бежать. Бежать. Но куда? Притупив взгляд, смотрю, как тишина медленно приближается ко мне. Бегу. Ноги не слушаются меня. Они режут пространство. И пространство режет их. Мои ноги. Проступают мелкие капли крови. Кажется , сейчас все против меня- время, пространство, тишина. Каждый в этом непонятном мире хочет обладать мной. Бегу прямо по коридору. Непонятливо озираюсь по сторонам. Вокруг только двери. Их очень много. Самых разных. Но мне нет времени рассуждать о их достоинствах. Они все плотнее окружают меня. пытаются сжать в свои тиски. Кажется , у дверей появляются глаза. Страшным взглядом они зовут в свои объятья. Или быть уничтоженным, или…. Я закрываю глаза…
делаю решительный шаг в одну из дверей…. Ничего . просто вакуум . на несколько секунд мое тело немеет. Хочет оторваться от моего сознания. Больно. в любую минуту меня может не стать. Ощущаю, что воздух вокруг меня пропитан омерзительным запахом медикаментов и сладкой крови. Прислушиваюсь к колебаниям воздуха. Моя грудь интенсивно поднимается и отпускается. Резким взмахом ресниц открываю глаза. Как только что извергнувшийся лавой вулкан, я обессилено оглядываю комнату. Серые , больничные стены, прямо по середине- операционный стол. Медицинские инструменты в строгом порядке разложены на нем. Пространство вокруг меня редеет, становиться прозрачным ,но ощутимым. Чувствую его прикосновения к моей коже. Нежные. Очень возбуждающие. ОНО заставляет меня расслабиться. Медленно , как кисть художника выводит на полотне свое искусство, в воздухе я начинаю ощущать чье-то присутствие. Очертания приобретают четкость. Сначала руки. Лицо. Тело. Это человек. Но Его плоть прозрачна. Я вижу его вены. Мясо на белых костях. Халат . белый халат. Он врач- проноситься в голове. В какие-то секунды Человек подходит к операционному столу, берет с него резиновые перчатки. Надевает их. В его руке оказывается скальпель. ОН медленно направляется ко мне. Страшно . мои зрачки расширяются. Я чувствую, как они хотят выпрыгнуть из моих глаз. Бежать. Куда? С этими словами я делаю шаги к двери. Врач приближается. Его взгляд останавливается на моей голове. Он изучает ее. Нет сомнений. Как будто пытается что-то высчитать. В тот момент , когда врач замахивается на меня скальпелем, я выбегаю из комнаты. За спиной раздается глухой стук железа об дерево. Без лишних раздумываний хватаюсь за ручку двери напротив. Дергаю. Закрыто- эта мысль пронзает мое сознание. Дергаю еще. Еще .еще. закрыто. Мне нужно попасть в эту комнату- хотелось прокричать мне, но язык во рту замер, словно в одно мгновение чья-то неудержимая сила приковала его к небу. Еще , еще, еще, еще . От отчаянья я опираюсь спиной на другую дверь. Она распахивается. Я просто вваливаюсь туда. Озираюсь по сторонам. Это мой дом! Те же стены . стол. Воздух нервно колеблется. Вновь приобретает человеческие черты . Знакомые руки. Нежные плечи. Тонкая шея. Эти губы. Они вновь сводят меня с ума. Прикасаются к моему телу. Я не в силах сопротивляться. Ласкают руками мою спину. Сбрасывают с меня клетчатую рубашку. Изящно проникают чуть влажными ладонями в мой пах. Я тихо шепчу- мама……
мама ……. Мама………..мама…….мама……
внезапно моя мысль обрывается……. Я оказался в реальности.
Сон – облегченно вздохнул я. Присел в кровати. Глотаю тяжелыми глотками воздух. Припоминаю все в подробности. Холодный пот пронизывает мое тело. Сон . от этого слова, голова, кажется , начинает разбухать. Становится все больше и больше. Уже готова взорваться. Разлететься на миллионы мелких кусочков. Мысли, как гвозди, начинают резать мой мозг. Сталь царапает ржавчину. Боль, как поток воды, прорвавший плотину, окутывает меня сразу со всех сторон. Мне кажется, я захлебываюсь в этих неудержимых волнах боли. Сознание затуманивается. Реальность уходит из под ног. « как вчера»- успевает проноситься в голове. И в эту минуту сознание мое отключается.
***************************************
странно, правда? Мне сняться непонятные сны, и вдруг я падаю в обморок. Очень-очень странно- рассуждаю я по дороге на работу. Сейчас мне придется что-то врать продавцу фруктов, пропустил два дня- это очень, очень плохо.... Рассказать правду? Пришел домой, а там моя мама извращается с богатым мужчиной. Причем я упустил одну подробность. Моя мама больна СПИДом, и заражает людей она специально. Правда, интересно? А затем мне вдруг стало плохо, и я упал в обморок. Впрочем, сегодня ночью это вновь повторилось. И притом мама обвинила меня в домогательстве.
Этот сон - вдруг промелькнуло в голове. Мама. Она сама раздевала меня. Я хорошо помню это. Но зачем? Сталь режет ржавчину. Сколько раз мне уже сниться один и тот же сон? 5 или, 7 ? Или быть может всю жизнь? Что хочет этим сказать мое подсознание? Мне нужно знать продолжение. Неужели мы занимаемся любовью в той комнате- промелькнуло в голове. Я попытался прогнать от себя эту мысль, но воображение уже рисовало в моем воспаленном мозгу эротические картинки. С каждой минутой я все четче и четче приставлял себя на месте мужчин, ласкающих пальцами промежности мамы. Моя плоть уже разбухла до предельности. Мне стало не по себе. О чем я думаю? Ничтожество. Ублюдок – как говорит ОНА.
Но вот и торговая площадь. Немного постоял в стороне. Вздохнул полную грудь воздуха. Пора. Заприметив меня, хозяин уже направлялся в мою сторону. Очень сердит. Какое-то неприятное чувство охватило мое горло. Словно преступник взял в плен мои голосовые связки.
Я не успел ничего сказать в свое оправдание.
- убирайся вон, мне не нужны неприятности. В голове четко отдался каждый звук. Ощущение, будто в пустую железную банку кидают камешки. Маленькие. Разноцветные.
-Убирайся, немедленно. Не хочу даже ничего слушать - продолжал исступленно кричать хозяин.
- не надо ввязывать меня в свои грязные поступки.
Ничего не понимая, я молча стоял и выслушивал ругательства. Чувствовалось, как обида потекла по моим жилам. Медленно, перемешиваясь постепенно с красными кровавыми тельцами.
Хотелось что-нибудь сказать в свое оправдание. Самое нелепое. Просто. Я болен. Или я не мог. Но язык опять словно замер. Опять чья-то неудержимая сила приковала его к моему небу. Я растерянно стал оглядываться по сторонам. Заметив мой блуждающий взгляд, девчонка, стоящая в нескольких шагах от нас, поманила меня рукой, давая мне знать, что мне просто лучше молча уйти. Я так и сделал. Развернулся и пошел. Медленно. Считая свои шаги. Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь - бумеранг цифр ударялся в мой возбужденный мозг.
-эй, парень, может, скажешь спасибо?- донося писклявый голос.
За что? – не останавливаясь, спросил я.
Да погоди ты - что-то нежное легло мне на плечо. Я вздохнул. Воздух, как раскаленная лава, поплыл по моим легким.
Я слушаю - чуть слышно прошептал я.
Ворочая во рту огромный комок чего-то непонятного, девица быстро пролепетала:
- я сегодня весь день торчу там - при этих словах она непроизвольно дернула рукой в сторону торговой площади - просто, от нечего делать. Понимаешь, меня сегодня отец из дома выгнал, вот я и решила….
Видя, что мне не очень интересны ее личные рассуждения, девица на одном дыхании рассказала все: « я видела, как сегодня к твоему хозяину подъезжала машина. И из нее вышел человек. Не молодой уже. И что-то объяснял твоему хозяину. Я стояла недалеко, и поэтому отдельные фразы я слышала. Человек из машины угрожал хозяину , если он сегодня же не уволит тебя… На этом все» - прошептала смущено девчонка.
Я закрыл глаза. Тепло расплывалось по мне. Как маргарин на раскаленной сковородке. Странно. Никаких чувств. Тревога? Нет. Страх? Нет. Что- то неопределенной формы в это мгновение окутало меня. Раскрыло передо мной свои теплые объятия. Эта моя болезнь. СПИД.
У нее нет формы. Места, в котором бы он поселился. И тогда ОН выбрал меня. Все, чего боятся люди, находится в моем сердце. Болезнь процарапала свой путь ко мне через маму. Ее утробу. И мне уже нечего бояться. Изрытые внутренности мамы. И чудовище, родившееся в плоти сына. И нет страха. Паники. Чувства времени. Сколько еще мне осталось жить? День , год? Или несколько лет? Сколько мне пить эти чертовы желтые таблетки? Крик , раздирающий в клочки мое горло. Он рвется наружу. Но вместо него….. как всегда…. Жалкий вопль. Наружу. А внутри. Злорадный хохот СПИДа. Хохот. Унижающий. Хохот. Пожирающий. Хохот. Хохот. Хохот. Хохот.
Эй, тебе плохо?- кто-то неумолимо меня трясет за плечо.
Нет, все в порядке - прихожу в себя я.
- да я смотрю, ты не очень хорошо себя чувствуешь. Давай, я провожу тебя домой, мне все равно некуда торопиться.- С этими словами девица ловко подхватила меня под руки. Мы пошли. Не спеша.
- слушай , а что у тебя случилось? С этим типом из машины? – набросилась с расспросами девица. Странно, в эту минуту мне сдавило грудь. Словно всему происходящему со мной вдруг стало тесно. Оно пыталось вырваться в мир. Большой. Где его услышат другие люди. Мне непременно захотелось все в подробностях, с самого начала истории, рассказать девчонке. Никого больше рядом. Пустота. Мы идем по улицам. Мимо домов. Мимо площадей. Идем. И из моего разгоряченного рта сыпется поток податливых слов. Я рассказал ей все. Своей новой знакомой. Я говорил о маме, , о ее бесконечных любовниках , о том, как мне уже несколько лет сниться один и тот же сон, и как я пытаюсь в нем открыть таинственную дверь. Меня в ту минуту просто невозможно было прервать, мои слова слетали с губ, доносились до мозга девчонки и безвозвратно таяли, сырой воздух поедал слова, запивая редкими моими всхлипываниями.
Я говорил без устали всю дорогу до дома. Лишь темнота в окне моего дома заставила меня замолчать и вздрогнуть. Что-то не так- пронеслось в голове. Что-то не так- по телу рысью пронеслась дрожь.
- прости, я не могу предложить тебе зайти, сама теперь все понимаешь. Спасибо , что проводила меня. Может как нибудь встретимся?- предложил я
- эй , ты что, на свидание меня приглашаешь?
- ну не то что на свидание- начал оправдываться я.
-да ладно. Конечно, мы встретимся. ммммм… к примеру завтра, сойдет? В 9 у
парка. Ну все . Я пошла – с этими словами моя новая знакомая медленно пошагала в сторону переулка
- эй , подожди. Тебя хоть как зовут? Мы ведь даже не познакомились!
- я Лиза . а ты?
Я назвал свое имя.
- а ты куда сейчас? Ты вроде говорила, что тебя из дома выгнали.
- не знаю еще. Сначала погуляю по городу, а потом ……
-что потом?- перебил ее я
- потом будет потом.
Лиза нервно окинула меня взглядом и пошла прочь. Я долго смотрел ей вслед. Темнота постепенно поглотила в себя ноги, затем черными своими языками прикоснулась к талии Лизы, к ее плечам. Лизнула лицо девушки и разом проглотила ее в свое нутро. Я настороженно посмотрел на окно своей квартиры, как всегда глотнул в легкие воздух и решительно направился домой.
*****************************************
отворив дверь , я шагнул за порог. Разулся , и потом вдруг понял, - в доме царит совершенная тишина. В моем воспаленном мозгу снова стали царапать непонятные мне буквы. Сердце бешено колотилось. Я прислушался к собственному дыханию. Выдох, вдох, выдох, вдох. И ничего больше. ТИШИНА. Несколько секунд раздумий. . Выдох, вдох, выдох, вдох. Твердым шагом дрожащих ног направляюсь прямо в мамину спальню. Распахиваю дверь.
- Нет, нет, нет!!!!!!!! только не это , только не это , только не это!!!!! Отчаянье с невероятной силой захлестнуло меня. Я стоял, казалось ,на берегу огромного моря, и бешенная волна окатила меня своим леденящим душу холодом.
-Мама, мама, проснись- дергал я за темно-синий рукав.
-мама, что случилось? мама , умоляю, проснись!!!!!
Ее глаза медленно распахнулись..
- сынок, это ты.
-мама, что случилось? Кто это сделал с тобой?
Капельки яркой крови засохли на одежде. Будто это дополняющий узор. Кап, кап, кап. И кровь навсегда смешалась со свитером. Синий полукруг у глаза. И покрасневшие от слез зрачки.
-мама, что случилось? Кто этот подонок?- повторил вопрос я.
Мама указала мне на свою кровать. Я сел. Руки трясло мелкой, непрекращающейся дрожью. Холод пробежал по моему телу.
Я молча ждал. Ждал, когда мама снова начнет меня обвинять во всех своих бедах. У нее это случается с первых дней моей жизни. Мне так кажется. Вновь сталь царапает ржавчину. мама говорит, что если бы не я, то ей не пришлось бы сейчас влачить свое жалкое существование. Это говорит мама. а я просто слушаю. Я привык. Я привыкаю ко всему. Просто нужно время. И все. Это очень просто и банально.
- знаешь , сынок, кто сегодня посетил меня?- с ухмылкой произнесла мама. – это был он. Недавний мой гость. Ты помнишь его? Да? – ее глаза , казалось, хотели прогрызть, как хищники, мою грудь, и медленно, с наслаждением вонзиться клыками в стучащее сердце. Мне стало не по себе.
-нет, мама. ведь я тебе уже объяснял, что ничего не помню. Это правда. Веришь ты мне или нет, но это правда.! – чуть было не закричал я.
- что ты говоришь? Что ты говоришь, черт тебя подери! Неужели ты не понимаешь, что все это- мама иступлено показывала пальцами на свое лицо,-- что все это- твоя вина. Зачем ты поднял на НЕГО руки? Зачем избил его? Зачем? я тебя спрашиваю!- мама в эту минуту походила на психически больного. Она тряслась так, что казалось, будто внутри нее работает электрическая дрель.
Я не пытался ее успокаивать. Ее нервные срывы для меня уже не новы. Она извергает из себя проклятия несколько минут и затем, словно очнувшись от шока, начинает плакать. К этому я тоже привык.
Как я и предполагал, вскоре мама перешла на более сдержанный тон.
- сынок, что с тобой происходит? Расскажи мне, зачем ты избил этого человека?
Ты видишь, что он со мной сделал после этого? Он меня чуть не убил!! И это я еще легко отделалась. Могло получиться все намного хуже.
Я вспомнил про работу. На мгновение Я представил, как этот тип разговаривает с моим начальником. Да , не очень приятная сцена.
Я попытался напрячь память. Шестеренки моего мозга медленно стали перекручивать события 2 прошлых дней. Сталь царапает ржавчину. Я закрыл глаза. Попытался представить, как стальные гвозди пытаются выцарапать в моей голове какие-то буквы. Слово в моем мозгу- ключ к разгадке. Не знаю, откуда я понял это. Но знал наверняка. И еще я знал, что мне нужно любым способом проникнуть в закрытую комнату из моего сна. Просто необходимо. Так говорило мое сердце. Оно кричало, стонало, шептало мне только об этом. И больше ничего. Вакуум. Пустота. И я, блуждающий в ней на ощупь.
-мама,- наконец решил заговорить я
- понимаешь , я услышал твои крики из комнаты. ОН тебя обижал, я слышал, как твой друг
- не называй его так
- ладно. Я слышал, как он кричал на тебя. Не мог же я просто сидеть и ждать, когда он проделает с тобой то, что проделал сегодня.
Мама молча слушала . До меня доносилось ее легкое дыхание. Грудь поднималась и спускалась. Как волны на море.
- я не понимаю одного, откуда у тебя столько сил? Как ты мог побороть мужчину такого возраста?
Мысленно все взвесив, я решил, что совру. Скажу, что все вдруг вспомнил.
- мама, просто я был очень зол. Понимаешь ? Ты ведь знаешь, что когда человек злиться, он становится необычайно сильным.
Мама смотрела на меня неодобрительным взглядом. Ее зрачки двигалась слева направо, справа налево. Как ходики на часах.
- мама , прости меня. Я не нарочно. Просто так получилось, и все. Надеюсь, он больше не вернется?
мама набрала в легкие воздух.
- нет, вряд ли. Он отомстил мне с полна. Сказал, что тебя не тронет, не хочет связываться с психом.
Брови мамы приобрели форму треугольника. На губах образовались небольшие складочки. Я знал, так она просит прощения у меня за то, что накричала прежде, чем разобралась, кто виновный , а кто подсудимый.
Я слегка улыбнулся.
-спокойной ночи!
- спокойной ночи!.
Тихо прикрыв за собой дверь, я прошел в свою комнату и лег спать…

******************************************
- привет! – с радостной улыбкой приветствовала меня девчонка
я думала, ты уже не придешь
- извини, у меня были небольшие проблемы….
- что случилось? Что –то еще вчера произошло? Да?
- да, ты права. Знаешь, иногда я думаю, зачем я живу? Ведь меня уже давно состарили боль и страх. Лютая ненависть людей. Прости , что - то я совсем раскис. Тебе не стоит слушать мои бредни.
- ого, как ты красиво говоришь, ты что, книжек много читаешь
-не много, но читать я очень люблю. Особенно по ночам. Но ладно, рассказывай , где ты вчера была?
- нет, сначала ты!
- не спорь!
- да не переживай ты. Все нормально. Я вернулась домой- потупив взгляд, Лиза смущенно улыбнулась- и померилась с отцом. А он говорит, что я трудный подросток . но и пусть говорит, мне все равно
- я за тебя рад. В смысле, что ты помирилась с отцом
- но ладно, теперь ты рассказывай. Что-то с твоей мамой?
- все ужасно. Тот человек, которого ты видела, приехал вчера вечером и избил маму. Я тяжело вздохнул. Закрыл глаза. Представил эту омерзительную сцену. И почувствовал бессилие.
- я так больше не могу жить. Не могу, не могу. Ты понимаешь меня? Мне страшно. Я вдруг понял простую вещь- я Никто в этом мире. Никто . если я умру, или исчезну....весь свет только твердит о помощи больным СПИДом . И ничего больше. Я один. Мне страшно. Вдруг завтра болезнь заберет меня с собой? Что тогда?
Я почувствовал, как из моих глаз катятся слезы. Слезы обжигают. Оставляют за собой жгучие шрамы. Словно чьи-то пальцы указывают им путь на моих щеках.
- успокойся , прошу - успокойся. И притом. Ты не один. У тебя теперь есть я. Конечно, ты подумаешь, что мы знакомы-то всего каких-то проклятых 2 дня. Но и пусть. Ты мне нравишься. Я помогу тебе. Клянусь самым дорогим. Я помогу тебе. Ты только не плачь! Ладно?
Лиза бережно взяла меня за руку.
- пойдем, лучше погуляем, а-а-а-а?
Мир для меня превратился в этот вечер в маленький коробок от спичек. Там темно. И живы мы только надеждой: кто-то откроет коробок и вытащит нас оттуда. Заставит зажечься. Вспыхнуть. Пусть хоть в первый и последний раз. Вспыхнуть и угаснуть навсегда. Вот что для меня наша планета. И моя жизнь.

Мы гуляли в эту ночь очень долго. Проходили улицы, знакомые и не знакомые. Встретили улыбками луну. В ответ она лишь горестно покачала головой. Работа у нее такая - подумал я, и на душе от этой мысли стало невыносимо тяжело. Я взял Лизу за руку. Тихо, как мама берет за руку своего ребенка. Ощутил в своей ладони ее теплоту. Ее глаза сочувствовали моей судьбе. Их покрывала пелена горечи и тоски. Я хотел в этот вечер разыскать счастье, скрывшееся за спиной беды. Мне вдруг захотелось просто нестерпимо вдохнуть полной грудью чистый воздух, почувствовать его легкость внутри себя, его прикосновение…..
- знаешь, я вчера очень долго думала о тебе… и у меня возникла идея. Я знаю, что тебе надо сделать. Ты только не обижайся, – начала Лиза
- но если ты только не назовешь меня инопланетянином - попытался пошутить я.
- да ладно! Ты только правда не обижайся, но я предлагаю тебе сходить к психиатру. Думаю, он поможет тебе разобраться в проблемах. Но хотя бы сон твой разъяснит. Согласен?
Я непонятливо смотрел на плывущие в дали облака. Представил себе, как в небе облака размахивают руками, словно пловцы в бассейне.
-но что ты молчишь? Ты согласен или нет?
Девчонка нервно трясла мою руку.
- но давай, соглашайся!
- ладно, если ты настаиваешь. Но к чему все это?
Подумав, я решил, что мне все равно. Если Лиза хочет, то почему бы не сходить. И притом…. Вдруг он и правда поможет мне каким-либо образом проникнуть в таинственную комнату.
- тогда мы пойдем завтра. В областную, там бесплатно. Ты знаешь, где эта больница?
-да, в юбилейном.
Подумав, Лиза добавила - встретимся завтра у главного крыльца, к примеру, скажем, в 9. устроит? Чтобы в очереди не стоять.
-да, а ты что - пойдешь со мной?
- ну, разумеется. Ведь я сама тебе и предложила. Кстати, знаешь, как туда доехать?
Лиза ударилась в объяснения. Она долго размахивала руками, крутилась на месте, а я молча смотрел на нее и ни о чем не думал. В первый раз за много лет. Молчать и ни о чем не думать. Это странное ощущение. Кажется, что внутри тебя пустота. Как воздушный шарик. Есть внешняя оболочка, но нет содержания. Странно, но от этого чувства мне стало хорошо. Тепло. И затем- в одно мгновение я почувствовал необъяснимую легкость. Словно все мои проблемы растаяли в синеве ноябрьского мороза, и только мы с Лизой остались одни на земле.




Я лежал на жесткой больничной кровати, и представлял, как доктор для начала поставит мне пару уколов, а потом с помощью каких-то приборов начнет копаться в моем сознании. Но вышло все иначе. Виктор Павлович сел рядом со мной, и попросил меня закрыть глаза. Он говорил очень уверенным голосом. Говорил так, что ему хотелось подчиняться. Постепенно я стал ощущать давление сна. Единственное, что до меня доносилось из окружающего мира- это убаюкивающий голос доктора. В это мгновение мне все казалось безопасным, мягким, не причиняющим боли. Я шел по коридору медленно, мои ноги при каждом шаге поглощал очень толстый ворсистый ковер. Голос из далека приказал мне открыть дверь слева, я осторожно дернул за ручку- она открылась. Мне не было страшно, за мной ни кто не охотился- я шагнул в комнату. Меня поглотило пространство. Оно по прежнему резало мою кожу, и на ней снова проступали капельки крови- но я не ощущал боли. Мои чувства были притуплены. Голос сказал мне, чтобы я нашел ту комнату, где стоит операционный стол. Я медленно шел по коридору. Нет боли. Нет страха. Открываю дверь. Переступаю за порог. Все происходит заново. Редеет воздух, приобретает очертания. Белый халат. И скальпель. Голос доктора успокаивает меня, убеждает, что мне просто нужно не бояться. Я слушаюсь. Человек из моего сна подходит ко мне. Я не двигаюсь. Он вынимает из кармана халата нож. Но я по прежнему не чувствую беспокойства. Он берет меня за руку. Я податлив. Не спеша, но уверенно проводит ножом по руке. Чувствую, как горячие капельки крови стекают по пальцам, и затем падают на пол. Кап, кап. Слишком громко. И голос доктора, и капли. Все перемешивается в голове в единый поток хаоса. Ты должен уйти отсюда- слышу доктора- немедленно, но в эту минуту мое тело пронзает боль, я стараюсь остановить здоровой рукой кровотечение, но капли все падают, а человек ухмыляется, а капли ударяются об пол все громче и громче. А ОН хохочет, а доктор кричит, чтобы я ушел из комнаты. От ужаса я закрываю глаза…

-----просыпайся, вставай! Кто-то теребит меня за рукав-
открываю глаза- доктор бережно наклонился надо мной. Ощущаю внезапный приступ тошноты. Приподнимаюсь на кровати- сознание постепенно возвращается ко мне. Что-то не так?- обращаюсь к встревоженному Виктору Павловичу.
- ты себя нормально чувствуешь?
-да вроде нормально. Только тошнит сильно.
-это от нашатырного спирта.
Доктор задумался. А я сидел совершенно опустошенный, не понимающий определенно ничего. Казалось, В моем мозгу застряли осколки чего-то разбитого вдребезги. И доктор своими расспросами пытался достать эти осколки.
- ты все помнишь? Он ласково назвал меня по имени.
- пока не знаю. Надо проверить- ухмыльнулся я .
- ладно, скажи мне, почему ты не вышел из комнаты, когда я тебя попросил об этом?
Я старательно пытался вспомнить, но мой мозг отказывался говорить. Я напряг память- пустота. Помню, как открывал дверь, помню, как видел человека.. а дальше- ничего. Словно кто-то нарочно обрезал мою память. Я сказал об этом доктору...
Мы долго сидели в этот день с ним наедине. Доктор смотрел в мои глаза прямо и уверенно, и от этого мне становилось как-то неуютно. Словно он пытается выцарапать на моем лице обуревавшие его мысли. Доктор старался говорить просто, без излишеств, но в его потоке слов то и дело выделялись сложные медицинские термины.

- но как? – спрашивает меня Лиза
- да ничего особенного. Я, конечно, не каждый день хожу к психиатру, но..
Лиза вопросительно взглянула на меня
- что но?
Спасибо, что дождалась меня!- прервал я свою собеседницу.- пойдем лучше на улицу, а то мне уже кажется, что я пропитался этим больничным запашком. Лиза ловко подхватила меня за руку, и мы с ней отправились в сторону главного входа..

**********************************
яркие лучики солнца били прямо в лицо. Свежий, бодрящий воздух, проникал в легкие… я чувствовал, как бешено стучит мое сердце. Стучит внутри меня. Словно хочет вырваться наружу, в этот большой мир, вырваться и кричать, обливаясь кровью и слезами, кричать о себе, о своей боли…
- к чему все это?- задавал я вопрос Лизе. Мне уже ничего и Никто не поможет!
- ну зачем ты так, а?- чуть не плача шепчет Лиза.
Пойми , я просто устал . Эти буквы, которые царапают мой мозг, эти странные сны….желания..
Закрываю глаза. Этот психолог- не хотелось признаваться самому себе- моя последняя надежда.. надежда, растаявшая в синеве осеннего мороза.. а вокруг теперь- пустота. Пустота- это мое место в жизни, теперь я это понял. Люди шумят вокруг меня- но я совершенно одинок. Наедине с ним- со СПИДом. Он выгрыз мой внутренний мир, капельку за капелькой высосал меня, испил до дна, не оставив шансов на выживание.
Но кто же я?- врезается острым клинком в голову вопрос. Кто живет внутри меня? С такими мыслями ко мне постепенно приходит сон.. он размягчает мое тело, растекается по жилам, царствует надо мной…

В окно утром бьют ослепительно-яркие лучики солнца. А я… я просто брожу по улицам.. мама выгнала из дома, сказала, что не потерпит дома нахлебника… что же…. Я не расстраиваюсь, я ведь привык ко всему. Хорошо, что мама после того неприятного случая хотя бы перестала водить домой своих жертв. «Неужели она одумалась»- после стольких лет? – не дает мне покоя мысль. Я прислушиваюсь к ней.. но в ответ- лишь скрип стали о ржавчину. Мысли царапают мой мозг. Все как всегда- , ухмыляюсь себе. Вот, сегодня опять тот сон снился. Как всегда. Все как всегда. И ничего нового и объяснимого.
Побродив по улицам, я решил вернуться домой. Что мне еще оставалось сделать. Внутреннее чувство говорило мне о плохом. Оно наполняло меня, словно вода кувшин, вливалось в меня, ласково журча… Я спешил.
Показался мой подъезд. Поднимаюсь по лестнице… открываю своим ключом дверь. Сердце бешено стучит… Сердцебиение смерти- проносится в голове мысль… сталь царапает ржавчину…
На мгновение замираю. Неестественная обстановка.
… ванная!- осенило меня. Она в ванной! Потоки воды с грохотом падают на пол. Открываю дверь….
- только не это!- кричу я .
мама.. она лежит в ванной… ее мокрые длинные волосы, словно чьи-то нежные руки, обвивают шею…
-мама- слышу свой истошный крик. Вытаскиваю ее из воды…. Трясу за плечи. Мама… вода вокруг расплывается, поглощая в свою утробу мои крики..
мама… мама…
прижимаю к себе ее мокрое, безжизненно- холодное тело… мама.. закрываю глаза… слезы катятся по лицу… в них вытекает вся моя боль и страдания. Я в эту минуту- сплетение чувств и нервных окончаний… Мама…
- Оставь меня- доносится до меня- сдохнуть спокойно не дашь… хриплый голос разрывает мои крики на мелкие частички. Я впиваюсь в маму своим острым, как клыки, взглядом. Словно я готов растерзать ее, растерзать, а после…. Смахивать своим липким от жажды языком капельки алой крови с ее сексуальных ног, плечей, губ…
«опять началось»- проносится в голове…
- мама…. Ты жива- переборол себя..
- жива, ты же даже сдохнуть не даешь- повторяется она.
- надо скорую вызвать…..
не слушая ответные крики матери я несусь к соседке вызывать скорую помощь…
*****************************************************
Белые стены, белые палаты, белые лица. В этом здании все кажется наоборот. Белый цвет- не цвет радости, это – цвет боли. Цвет, пропитавшийся насквозь истошными криками… боль искусно вырисовывает свои узоры, ее тонкие щупальца проникают в тебя, вплетаются в твои вены, заставляют бешено стучать сердце. ..
Когда я увидел свою мать- сразу понял- эй овладела боль…
-мама? Что говорят врачи?
- ничего хорошего. В диспансер переводить хотят- в ее голосе чувствовался страх.
- какой диспансер?
- говорят, что все, доигралась….- мамины глаза зорко следили за моей реакцией- в ВИЧ диспансер отправить хотят…
Ее слова- как укол в самое сердце. А вокруг- белые стены и приглушенные звуки.
Я молчал. Вдыхая воздух, чувствовал, как он смешивается с кровью, делаясь на мгновенье со мной единым целым. Молчал. Тишина внутри меня…
- ты что, родной матери ничего даже сказать не хочешь на прощанье- мама злорадно ухмыльнулась, меня может в этом диспансере до смерти сгниют…
Я а молчал. Постепенно ко мне возвращались мысли. Больные, испорченные, изувеченные- но все же свои, родившиеся в недрах моего мозга.
Мне 17 лет. Я больной. Ее название- СПИД. Я знаю, что умру, но не знаю как и когда. Всю свою сознательную жизнь я жду смерти. Иду с ней по одной тропе. Сначала я ее боялся. Потом я ее желал. Ждал. А теперь иду, тесно прижавшись к ней. За руку. Она ведет меня куда-то. Моя смерть. А вины моей в этом нет. Я не наркоман, не убийца, не пидарас.. я просто смирился. Привык слышать с детства мамины вскрики оргазма. Привык к мысли- «Я Урод». Все быстрым вихрем прокручивалось в голове… как я стою у двери в комнату и смотрю на мамины соития, слушаю, как она проклинает меня и обвиняет во всем, вижу, как смотрит на меня ненавистным взглядом. Это все- она, женщина, из плоти которой на свет появился я, из плоти которой пришла за мной смерть, пришел он- СПИД.
Я молчал. Тишина наполнила меня. А мама смотрела на меня в ожидании…
Я не мог больше ничего сказать, я не мог больше сопротивляться порывам своего сердца.
«прости- вырвались у меня кровавым потоком слова, - прости, мама»- опустив глаза я побрел прочь по коридору.
В ответ- тишина и белые стены.



Когда долго бродишь по городу- становишься частью его. Небольшой улицей или проспектом, маленьким незаметным сквериком на окраине или зеленым кустиком около детского сада.
Шел по городу, не понимая куда….. не выбирая направления… я пытался разгадать знак бесконечности. Старался найти выход из замкнутого круга. Понять в чем смысл всего.
- ей, иди сюда- поманил маленького щенка, шныряющего около меня.
он услышал. Виляя своим маленьким хвостиком, он терся об мои ноги и смотрел на меня большими печальными глазами.
-Да, видно учесть у тебя не лучше моей- тихо вздохнул я.- пошли со мной, погуляем- обращался я к маленькой собачке.
Кирпичные дома, дорожки, покрытие гравием- все для меня перемешалось в единый неделимый комок. Весь мир- один большой сгусток крови и отчаянья, боли и разочарования. Но это не главное. Главное, что я еще чую, что я еще помню. Жаль, что так сложилось- мысли падали на меня маленькими каплями дождя. Мама- мне хотелось рисовать твои руки, читать твои мысли, не думать о звуках, не помнить о числах. Только ты. Моя родная- я пытался не думать о ней, гнал из себя больные мысли- но было уже поздно..
ей, не кусайся! перестань- ворчал я на щенка. мы гуляли с ним по городу. две ненужные души, два догорающих сердца.
Надо Лизке позвонить- спохватился я, увидев рядом таксофон.
спустя мгновенье в телефонной трубке я услышал знакомый писклявый голосок
-АЛЛО?
- привет, Лиз- это я- назвал свое имя
- привет, я сразу тебя узнала. ну, как дела?
-ничего. все нормально- решил соврать я
- а что тогда такой расстроенный?
- не какой я не расстроенный! ты с чего взяла?
- да ну тебя. не хочешь говорить- не надо. Лиза замолчала, дав мне понять, что обиделась
- Лиз, ты что, обиделась на меня?
- ну тебя. Ты работу нашел?
- нет, я вообще- то ее не искал даже. Другие дела были
- А-А! все понятно. а какие дела, ты конечно, мне не расскажешь?
я промолчал. было слышно, как тихо ворчит мой новый приятель.
- НУ да ладно! а у меня новость есть.
-давай, выкладывай
- папа взял отпуск, и мы с родителями едем в Питер отдыхать. К бабушке.
Лиза ждала моей реакции. Слышно ее мирное дыхание в трубку.
- здорово!- еле вымолвил я- надолго?
- нет. ты даже соскучиться не успеешь. Честно- жалобно пропищала девчонка.
- хорошо, я буду тебя ждать. возвращайся скорее.
Не прощаясь, я повесил трубку.
Начинало темнеть. Черная пелена медленно надвигалась на город, раскрывала на небе свои страшные крылья. Ночь - время страха и неопределенности. Время, обнажающее наши чувства, раскрывающие их как лепестки роз. Я чувствую, как звенят мои нервы… Ночь накрывает меня своим телом - теплым, манящим, сладострастным… почему всегда в самый неподходящий момент? - успеваю подумать я.
Вновь со мной начинает происходить что-то страшное. Я знаю - это ОН. СПИД. в эти минуты болезнь владеет моей плотью. моя кровь нагревается, кипит внутри меня. Кипит, желая выплеснуться наружу, разорвать меня на куски, обжечь тело кровавым потоком лавы… теперь я знаю, почему СПИД заставил меня избить того мужчину, знаю, почему он извивается внутри меня, подталкивая к сексуальным отношениям с мамой… Он хочет стать всевластным- его сила разорвана на две половины- первая живет во мне, вторая- в ней, в моей матери. ОН заставляет меня желать ее, будит во мне безудержную страсть, подталкивает меня к ней все ближе.. . ближе. .Моей болезни надо стать сильнее.. Сталь царапает ржавчину… больно. но я все четче ощущаю буквы в моем мозгу. чувствую приступ тошноты. Он лезет изо рта, наполняет мое внутреннее пространство….
**************************************************
Длинные, жутко длинные коридоры. Как в мотеле «Дельфин» у Мураками. А я просто блуждаю по ним. Тусклый свет падает на меня. Я смотрю на свои ладони, мне они кажутся какими-то неестественными. Вздрагиваю. Голову пронзает острая мысль. Врезается в меня. Я в ГРОБУ . не знаю, как это объяснить. Просто чувствую. Это ирреальность. Мое подсознание. На этот раз я уверено ступаю по коридору. Я знаю, что мне нужно делать- открываю заветную дверь, она легко поддается мне. Странно- пронзает меня мысль. вхожу. В комнате неестественная тишина. В углу, прислонившись к стене, стоит она. Ее глаза насмешливо смотрят на меня. Зовут меня. Мое тело больше не контролируется разумом. Я таю… страсть растекается по моим жилам, смешивается с кровью, заставляет двигаться взад и вперед. Как всегда. Но только… сегодня не существует запретов.
Ее влажный язык уже обводит контуром мои губы. Все вокруг- лишь шепот, жаждущий меня обмануть, предать. Не слышу шепот. Не хочу его слышать. Он скребет мое сердце, хочет оторвать от него оболочку- и затем- шептать, шептать, снова и снова…о ней… для нее…нет сил сдерживать шепот. Я отдаюсь ему…
Чувствую ее нежные прикосновения к телу. Чувствую, как они медленно переходят в страсть. Ее пальцы безудержно бродят по моей спине, в них- вся она- ее энергия, сила и страсть. Я чувствую, как в ней играет пульс- раз, два.. три.. разум, кажется, отрывается от моей плоти. Эта сладкая боль мне знакома. Я тону в ней…
**************************************************

открываю глаза… в забытье…. тошнота по прежнему разрывает меня на части. Я не сдерживаю рвотные позывы. Разрываю взглядом темноту вокруг себя. Голову пронзает невыносимая боль. Сталь царапает ржавчину. кажется, я начинаю понимать, что хотят сказать мои мысли. Бешено стучит сердце. Пытаюсь понять, где нахожусь. Ощущаю в руках что-то неприятно- липкое. Пробую на вкус. кровь? Слово врезается в мозг.
- эй, щенок, ты где- зову на помощь.
ощупываю в темноте землю. рука натыкается на мягкое пушистое тело. оно бездыханно. и кровь на моих ладонях. Кровь в моем сердце. Кровь в моей жизни. Кровь моей смерти. Кровь моей болезни.
я понял все. Стоял, держа около сердца маленький комочек шерсти, стоял. и только слезы обжигали лицо… капали на землю… слезы цвета крови…
Я прислушался к мыслям. Сталь больше не царапает ржавчину. Мысли больше не царапают мой мозг. Все сказано.
Я прочитал внутри себя это Слово. Оно преследовало меня повсюду- шло рядом, а я не мог понять его. Это Слово- моя судьба, мое предназначение. моя жизнь.
Мой мозг выцарапал это слово - УРОД.
Внутри меня теперь- пустота и белые стены.


 
     

Copyright (C) 2002 - 2017 http://letter.com.ua/. All Rights Reserved.
Использование материалов с этого сайта только с разрешения