Современные авторы
Луч света в темном царстве :) АФОРИЗМЫ Напиши письмо администратору
     
 

Сабина

Неизвестный автор

Добавил(а): Santillo88
САБИНА.

I
В одно и то же время в разных уголках планеты может быть разная погода. Было десятое декабря, и в Новосибирске стояли предновогодние морозы. На часах железнодорожной станции «Новосибирск Западный» одиноко светились цифры 22:12, затем они сменились другими. -20°С↓ - термометр показывал, что температура снижается.
По мосту шел мужчина в черном плаще и норковой шапке. Он засунул руки в карманы и поднял плечи, утопив голову глубже за поднятый воротник. Встречный ветер проникал в каждую мелкую щель в одежде, между пуговицами и под плащ, а твердые снежинки врезались ему в лицо, будто сотни иголок. Мужчина буквально слетел со ступенек и быстрыми шагами направился к забегаловке. Он даже не успел прочитать ее названия, когда входил в нее. Сразу же с порога он почувствовал спёртый запах перегара, смешанного с запахом пельменей и ещё чего-то явно не съедобного. На стойке стоял старый магнитофон «Вега» и Наутилус Помпилиус пел «Я хочу быть с тобой». Слева у окна стояло три столика. За одним из них спал какой-то пьяница, судя по тому, что его не выгоняли, это был постоянный клиент.
Мужчина подошел к стойке, расстегнув плащ и сняв шапку. На вид ему было лет тридцать. У него было чисто выбритое лицо, густые брови, и карие глаза. Он подошел к зеркалу, пригладил взъерошенные волосы, затем подошел к стойке и заказал порцию пельменей и четок водки. Потом мужчина прошел за последний столик (как можно дальше от мужчины за первым столиком) и сел ждать свой заказ. Тело начало немного согреваться, а щеки стали гореть. Мужчина устроился поуютнее и сам не заметил, как уснул.

В тот зимний вечер Владимир Сергеевич Белов праздновал с друзьями в «щуке» свой день рождения. Ему исполнялось двадцать семь лет. Спиртное лилось рекой и все было как обычно, пока он не увидел её. Она сидела за столиком и о чем-то думала. Она была одета в черное вечернее платье, которое облегало каждую линию ее тела, а ее черные волосы растекались по плечам как море, море любви, море страсти. Володя не мог оторвать от нее взгляда. Он представил ее в своих объятиях, как он обнимает ее, трогает ее. Вот он прижал ее к себе, он чувствует ее дыхание на своей шее, он слышит как она говорит:
- Возьми меня, я хочу тебя.
Он ведет рукой ей по спине, затем ниже, потом его рука проскальзывает ей между ног, а она стонет ему на ухо…
Из раздумий его вывел Колян
- Клевая телка, а? Я бы ей засадил.
Володя посмотрел на своего друга ревнивым взглядом так, словно эти слова были адресованы его девушке. Потом он вернулся к друзьям но эта девушка за столиком не выходила из его головы. Он долго не решался к ней подойти, он изнывал, кусал себе локти и в конце концов все таки решился. Ее звали Сабина. Она оказалась еще лучше чем ему показалось на первый взгляд. К его безумному удивлению и счастью она сказала, что он тоже ей понравился, и через три месяца бурного романа они поженились.

II
- Мужчина, вы что сюда спать пришли?- Он поднял глаза и увидел перед собой толстую тетку в грязном фартуке, которая в одной руке держала тарелку с дымящимися пельменями, а в другой четок «Путинки».
На часах «Новосибирск Западного» было 22:54, когда мужчина в черном плаще вышел из забегаловки. Вслед ему пела Алла Пугачева:
Забери меня с собой,
Я приду сквозь злые ночи…
Мужчина одел шапку, достал сигарету, закурил и не спеша двинулся в сторону хлебозавода.

Сабина была женщиной-мечтой. Все друзья завидовали Володе. У него все стало получаться на работе, его даже повысили в должности.
Сабина будто притягивала удачу к себе. Вова бросил пить, курить, стал больше времени уделять своему здоровью. Своей супруге он категорически запретил работать и заставил сидеть дома. Сам же Вова работал на двух работах, и старался, чтобы жена ни в чем себе не отказывала. Ему нравился такой образ жизни, ведь он знал, что когда он придет домой, его будет ждать любимая, самая красивая в мире, самая прекрасная и любимая, его Сабина. В действительности все так и было. Вова приходил домой и сразу попадал в объятия своего «ангела», еда была всегда приготовлена и в доме царил уют и порядок. Вова был просто счастлив. Он начал писать книгу: «Чтобы стать самым счастливым человеком на планете – нужно любить и быть любимым». Через год его снова повысили, и он уволился со второй работы.

III
Пройдя хлебозавод мужчина вошел во двор, в котором стояла хоккейная коробка. Он остановился в пяти шагах от нее, выбросил сигарету, которая догорела уже до самого фильтра, и закурил новую. Затем мужчина поднял голову вверх и стал осматривать крышу девятиэтажного дома, во дворе которого он стоял. Он смотрел на крышу, затем опускал голову, протирал слезившиеся от ветра глаза, и снова смотрел на крышу. Он будто чего-то ждал, словно там, на крыше, непременно что-то должно было произойти. Затем мужчина подошел к первому попавшемуся подъезду, на нем был установлен домофон. Мужчина подошел к следующему, но к своему негодованию обнаружил, что на нем тоже установлен домофон. Мужчина прошел еще несколько подъездов, и наконец-то нашел, что искал. На одном из подъездов стояла железная дверь, но плюс ко всему она еще и была открыта. Мужчина шагнул в темноту.
На улице завывал ветер. Во дворе дома номер два по улице киевской не было ни одного человека, лишь одинокая бездомная собака бежала куда-то поджав хвост и скуля от холода. Пурга стала усиливаться, уже больше снега стало кружить в воздухе, как рой белых пчел, готовый броситься на свою жертву.
Спустя минут десять мужчина вышел из подъезда. Его лицо выражало явное недовольство, скорее даже досаду. Со стороны могло показаться, что он вот-вот расплачется. Он словно хотел что-то найти в этом подъезде, но не нашел, и это ему очень не понравилось. Мужчина закурил, прошел через арку, и быстрыми шагами через гаражи направился к зданию, которое, по его мнению, должно было быть школой.

Три года Володя жил как в раю. За этот срок Сабина притянула его своими чарами настолько, что Вова уже почти боготворил своего «Ангела». Сабина, словно колдунья завладела мыслями и чувствами бедного Вовы. Говорят, что с годами любовь остывает, но только не для него. Вова наоборот с каждым годом, да что там, с каждым месяцем все сильнее и сильнее влюблялся в Сабину. Но когда ему исполнялось тридцать лет, в Вове проснулось это гадкое, сжигающее душу чувство – ревность.
На день рождения было приглашено двадцать четыре человека. Именинник долго колебался где собрать всю эту «толпу» и, наконец, решил выкупить клуб на ночь (благо после очередного повышения до замдиректора зарплата позволяла). Все было отлично до определенного момента.
Вова вышел с друзьями покурить, и уже выйдя на улицу выяснилось, что никто не взял зажигалку. Вова зашел обратно в помещение и уже хотел было взять зажигалку со стойки, как вдруг его сердце остановилось. В зеркале он увидел, как его шеф приставал к Сабине! К его «Ангелу»!! У Вовы закружилась голова. Он видел, как Сабина сидела за столом, а шеф стоял сзади наклонившись над ней и трогал, трогал её!!! Вова встряхнул головой, протер глаза и с огромным облегчением понял, что ему привиделось. Шеф просто тянулся за салатом через плечо Сабины. Вова спустился к друзьям, но из головы у него не выходил шеф, обнимающий Сабину, целующий ее, шепчущий ей что-то на ухо…

IV
Мужчина прошел здание, похожее на школу (интуиция не подвела его, на табличке над входом он прочитал – «Средняя Общеобразовательная школа №92») и пошел дальше по дороге вдоль детского сада, огороженного железной оградой. Похоже, мороз его абсолютно не беспокоил, он шел словно заговоренный. Ледяной ветер обволакивал его, но он не чувствовал его. Он словно сам состоял изо льда.
Мужчина прошел по дороге и вошел во двор девятиэтажного дома. Он остановился около первого подъезда (дверь была открыта), достал сигарету и закурил.
На улице никого не было, из соседнего двора доносился чей-то смех, явно женский. Мужчина прислушался к нему, сигарета замерла у него в руках, он простоял так, вслушиваясь несколько минут, затем глубоко затянулся и тут же закашлялся. Ледяной воздух пронзил его легкие, словно тысяча иголок. Мужчина поежился, затем снова прислушался. Тишина, только завывание ветра.
Докурив сигарету, он словно на что-то решился. Он быстро вошел в подъезд, нажал на кнопку лифта, и когда двери открылись перед ним, он не медля вошел в лифт. Там было темно и пахло мочой. Мужчина приставил палец к кнопке с цифрой восемь и, немного поколебавшись, нажал. Выйдя из лифта он направился к люку на крышу. В подъезде было холодно и темно (как в тюрьме), мелькнуло у него в голове, когда он смотрел на открытый люк.
Часы на железнодорожном вокзале «Новосибирск западный» показывали 23:41, когда мужчина в темном плаще поднялся на крышу дома №19 по улице Новосибирской.

Через неделю после своего дня рождения Вова был отправлен в Москву, заключать новый договор с их фирмой-партнером. Домой он пришел, расстроенный и рассказал все жене. Сабина обняла его и сказала, что будет всю эту неделю сидеть у окна и ждать его возвращения. Они вместе рассмеялись, но Вове почему-то сильно захотелось поверить в её слова, и если бы она не засмеялась, то он бы наверное поверил. Он уже ослеп от любви к своему «Ангелу» и готов был верить каждому её слову.
В Москве Вова управился на целых три дня раньше срока и не медля полетел домой. Он сел на ближайший рейс и был в Новосибирске уже на следующий день утром. Вова вызвал такси, и никуда не заезжая поехал домой. Когда он подъехал к дому, было 6:27, Вова бегом вбежал по ступенькам на седьмой этаж (лифт он просто не дождался) и остановился около двери перевести дыхание. Сердце бешено билось в груди. Вова громко дышал, ему не терпелось увидеть Сабину. И когда он успокоился и уже подносил руку к звонку, его пронзило током. Он вспомнил, что видел машину шефа, когда парковал свою около подъезда. Сердце его замерло. Вова убрал руку от звонка, достал ключи и тихо открыл дверь. Он вошел в квартиру и закрыл дверь за собой. Ботинки шефа стояли на пороге.
В эту минуту Вова понял, что его предали. Его предал его «Ангел», его Сабина. Сердце его налилось кровью. Вове вдруг после трехлетнего перерыва ужасно захотелось закурить. Он снял ботинки и прошел в зал. На диване под одеялом лежала Сабина и его шеф. Лицо Вовы перекосило. Он уже хотел закричать, но передумал. К нему в голову вдруг закралась мысль, от которой он чуть не упал на пол. Она кольнула его прямо в мозг, и Вова опешил. Он обшарил штаны шефа, которые валялись на полу, нашел там сигареты и вышел на кухню. После первой затяжки горло его схватило так, что он чуть не раскашлялся. С трудом удержавшись, он выбросил сигарету в окно и сел на стул. Вова обдумывал что ему делать дальше, а эта навязчивая мысль никак не давала ему покоя, она колола его все сильнее и сильнее. И наконец, просидев так с пол часа Вова решился.
Он все продумал до мелочей и действовал как робот по заранее написанной программе. Вова прошел в спальню, снял свою старую одежду, и переоделся во все свежее, затем одел плащ
…отличный теплый плащ мой котик, я думала, что бы тебе подарить в день нашей годовщины и поняла, что лучшего подарка просто не найти, а сам ты себе такой никогда бы не купил, я тебя знаю…
и спустился во двор. Он действовал быстро без всяких остановок. Вова достал из своей машины канистру, подошел к машине шефа и слил из нее около пяти литров бензина, затем с этой канистрой он поднялся в квартиру.
Перед тем, как войти в зал Вова закурил. Затем вошел в зал и встал перед спящими. Он смотрел на них с минуту, затем отвинтил крышку канистры и поднял ее с пола. Со словами «да простит меня бог» Вова начал лить бензин на диван…
Первой проснулась Сабина. Первые секунды она ничего не понимая смотрела куда-то в сторону. Потом она повернула голову и увидела Вову. Шеф проснулся от струи бензина, которая лилась ему прямо на голову. Он начал чихать и плеваться, потом ничего не понимающим взглядом уставился на Вову.
- Что ты собираешься сделать? – Спросила Сабина. Она видела его глаза, его горящие огнем глаза.
- Послушай Владимир – начал шеф, но тут же заткнулся.
Повисла пятисекундная пауза, словно время остановилось (палач считал удары своего сердца). Выдержав ее Вова бросил сигарету на диван.
Вспышка и огонь. Крики. Дикие крики. Женский громче мужского. Вова уже спускался по лестнице вниз, когда из окна седьмого этажа выбив стекло, вылетел горящий мужчина. Он с хрустом ударился головой о землю, голова словно вошла в землю (скорее в плечи), и распластался на земле. В квартире билась в агонии Сабина. Когда Вова садился в машину, её уже не было слышно.
Вова завел мотор и двинулся с места…
Прокатался он до глубокого вечера, пока у него не кончился бензин.
Машина заглохла. Вова вышел, закрыл дверь и осмотрелся. На улице было очень холодно, и Вова наглухо застегнулся. Он увидел какое-то здание похожее на завод, а напротив него располагалась железнодорожная станция. Вова поднялся по лестнице на переходной мост и побрел по нему, подняв воротник плаща…

V
Подойдя к самому краю крыши, мужчина остановился. Он засунул руки в карманы и стал смотреть куда-то вдаль, он думал о чем-то очень хорошем, о чем-то тёплом и дорогом. Он снова услышал женский смех откуда-то снизу, сердце его защемило с огромной силой. Слёзы сами покатились из его глаз, но он не стал вытирать их.

В одно и то же время в разных уголках планеты люди совершают разные поступки. В Новосибирске, в ночь на одиннадцатое декабря, на самом краю крыши дома номер девятнадцать по улице Новосибирской стоял мужчина, как вечный смотритель. Его взгляд был устремлен сквозь темноту куда-то вдаль. Он возвел руки к небу, и что-то прокричал, но из-за сильного ветра только он услышал слово, которое прозвучало из его уст, как заклинание. Мужчина стоял на крыше и плакал, он плакал и улыбался. Губы его дрожали. Со стороны могло показаться, что он дрожит от холода, но холод его давно не беспокоил, он уже отрешился от всех проблем, он был почти счастлив, но до счастья ему не хватало совсем чуть-чуть, одного единственного шага… и он его сделал.


 
     

Copyright (C) 2002 - 2017 http://letter.com.ua/. All Rights Reserved.
Использование материалов с этого сайта только с разрешения